Роберт Коут

Преподаватель Университета Аризоны – о том, почему в большинстве стран люди не хотят учить иностранные языки

Учи иностранные языки – будешь успешнее. Кажется, это аксиома, но на деле ее усвоили далеко не везде. Люди по всему миру до сих пор зачастую с неохотой изучают языки, даже английский, который уже принято называть глобальным. Об этой проблеме мы поговорили с Робертом Коутом, директором программы по улучшению навыков письма в Университете Аризоны, который приехал в Университет ИТМО на конференцию ESP. Роберт также пояснил, почему совершенствование языковых навыков никогда не заканчивается, зачем изучать язык с раннего возраста и почему в изучении языков не обойтись без преподавателей и работы в группах.

Какие проблемные вызовы в области изучения английского языка обсуждались на конференции? Какие из них сейчас наиболее актуальны?

Преподаватели всех дисциплин и администрация учебных заведений должны делать так, чтобы обучающиеся больше использовали английский язык. Один час английского в неделю – это бесполезно. Часть в день на протяжении всего обучения в вузе – вот это уже продвинутый уровень изучения языка. Во-вторых, и это относится уже в целом к изучению иностранных языков, студенты должны использовать английский в веселом ключе. Например, если ты любишь играть на гитаре, смотри обучающие видео на английском языке, учи англоязычные песни, читай англоязычные блоги о гитаре. Если вы любите ходить по музеям, ресторанам, то напишите о них отзыв для туристического сайта. Почему иностранцы должны это делать? Ведь вы же здесь живете, вы знаете местную кухню. Нужно выходить за границы той мысли, что вы можете использовать английский только для физики – нет, это язык для всего. Если вы будете лучше владеть английским в общем, то вы станете лучше и в академическом письме, и в общении с учеными.  Люди часто не понимают этого. В-третьих, нужно помнить, что изучение иностранного языка – это долгий процесс. Даже я, носитель английского, постоянно совершенствую свое академическое письмо: мы с коллегами проверяем письменные работы друг друга для публикаций, выступлений на конференциях. И обычно мы начинаем составлять текст за неделю, а то и за месяц.

Какие навыки в английском языке можно приобрести только через практику?

В Аризоне мы формируем маленькие группы из студентов и преподавателей. Обычно в группе люди из одной предметной области, но это не обязательно. Участники пишут какие-либо академические тексты и обсуждают их с другими, которые говорят, что они поняли из текста, как он читается. При этом сначала группа может обсуждать текст, скажем, математика, а потом антрополога. Таким образом ученые учатся формировать свои работы так, чтобы они были понятны широкой аудитории. Человек может не понять какие-либо сложные формулы или термины в тексте, но общий концепт должен быть ясен. Авторы должны развивать в себе чувство аудитории, для которой они пишут, ведь читатели – это первичное. Например, текст крупного ученого может прочитать школьный учитель, который, возможно, не поймет расчеты, но общую идею текста он должен уловить.

Похоже, ваши любимые методы обучения английскому – это обучение в группах?

Это для продвинутого письма. Но в целом я стараюсь индивидуализировать большинство моих классов. Если я веду класс по составлению резюме научных статей, то сначала я объясняю особенности и правила обычного академического письма. Потом я моделирую процесс редактирования резюме статьи, например, в области истории. То есть мы обсуждаем, что в тексте может быть улучшено, что надо сократить и так далее. А недели через две после таких занятий каждый пишет резюме в своей предметной области, которое после также обсуждается в группе. С одной стороны, это обучение в команде, а с другой – очень индивидуализированная работа.

А как вы относитесь к онлайн-обучению? Не вытеснит ли оно обучение в группах?

Нет. Интернет – это ресурс. Там вы находите информацию, но, чтобы ее объяснили, нужен преподаватель. Вы можете узнать термины, определения, но как они взаимосвязаны между собой? Да, есть Skype, но даже в этом случае на обратной стороне есть человек. Например, в зависимости от того, какой предлог вы поставите в английском перед словом «мост», изменится значение всей фразы. То есть в этом случае нужен человек, который сможет пояснить разницу с точки зрения имеющегося у него, в том числе, культурного опыта в использовании английского. Вы можете знать правила использования языка, но если не будете общаться с людьми, которые их используют, то не поймете, как они работают. То есть вы будете знать язык, но не понимать, как его использовать.

Сейчас ведь еще складывается интересная ситуация: есть формальный английский, а есть глобальный, на который сильно влияют не-носители языка. Как вы думаете, не придется ли в будущем носителям переучиваться, чтобы говорить на глобальном английском?

Если вы переедете из англоязычной страны, то чему-то переучиться придется. Я одно время работал в Дубаях. Там были преподаватели из Великобритании и США. Так вот, в США мы называем человека, который следит за дисциплиной на экзаменах, «proctor». В Великобритании они называет его «invigilator». Также есть разница в том, как американцы и британцы произносят слово «расписание» (schedule): в США это /ˈskedʒ.uːl/, а в Британии – /ˈʃedʒ.uːl/. И вот когда мне коллега, который говорит на британском английском, сказал «Нужно составить расписание для наблюдателя на экзамене», я не понял ничего. Я попросил повторить на английском. Он засмеялся и сказал, что это и есть английский. Я сказал, что это ваш английский.

Сейчас британский английский доминирует над американским, но во всему миру есть много студентов, которые хотят иметь американский акцент. Я не знаю, с чем это связано, возможно, это влияние медиа. Есть много родителей, которые отдают своих детей в британские школы, а когда у детей появляется британское произношение, родители пугаются и отдают детей в международные школы, где более распространен американский английский. Я не думаю, что необходимо заострять внимание на том, какой «акцент» должен быть у не-носителя английского, а тем более адресовать эту проблему преподавателям. Но это делают студенты. Интересно, что я заметил, что большинство русских говорят на очень чистом британском английском, и я невольно спрашиваю, не обучались ли они в Великобритании или, может, работали в Британском консульстве?

Я слышала, что не-носители говорят достаточно чисто и с британским произношением, потому что как раз обучаются по формализованным учебникам, а не живому языку. Я сама обучалась по распространенной в школах кэмбриджской программе изучения английского. Кроме того, я думаю, мы боимся делать ошибки в речи, хотя носители делают их постоянно.

Да, мы не задумываемся о том, сколько ошибок сделали. Если взять мое выступление на конференции, то можно насчитать там, даже не знаю, ошибок 10-20. Но главная проблема в распространении английского не в том, у кого какое произношение, а просто в том, что дети недостаточно рано начинают изучать английский.

На самом деле, я знаю, что в России уже со  второго класса у школьников есть английский. Но это сделали недавно. У меня, например, английский начался с пятого класса школы.

Это тоже достаточно рано. Но вот даже здесь, в университете, я подходил к молодым людям и спрашивал, где уборная. И люди просто не могли понять, что значит слово «bathroom». Есть индекс владения английским языком, который ежегодно формируется для 80 стран. В лидерах – скандинавские страны, Сингапур – это все богатые страны. И на пятом или шестом месте в мире – Филиппины. Это бедная страна. Я был в Филиппинах в приюте для детей. И там почти все дети  8-9 лет могли говорить со мной по-английски. Как? А дело в том, что школьники в стране просто не могут перейти в другой класс, если не сдадут экзамен по английскому. Более того, начиная с определенного класса, все предметы ведутся только на английском. Поэтому выпускники школ очень бегло говорят по-английски и уезжают работать в другие страны, чтобы затем возвращать средства в свои семьи. Поэтому для них иностранный язык – это условие для выживания. Как в принципе и в любой другой стране: если ты хочешь быть успешней, учи английский, а еще лучше – несколько языков.

Я думаю, в нашей стране проблема в том, что детям не объясняют, зачем учить английский. Им просто говорят, что они должны это делать, без причин. Не хватает какой-то пропаганды что ли.

Посмотрите на индекс владения английским языком. Россия в нем занимает 38 место, но в Европе она одна из последних, за ней только Украина, Турция. Эти страны находятся на периферии между Европой и Азией, но при этом в них не развиты интернациональный связи, почти не происходит глобализация, то есть Россия остается больше российской страной, чем интернационализированной. И это вопрос скорее экономики и политики. Вот взять пример Гонконга. Его жители постепенно теряют то отличное знание английского, которое было раньше. Процесс начался после того, как Гонконг вошел в состав Китая, и поэтому сейчас жители чувствуют себя больше китайцами. При этом в самом китайском языке есть два подъязыка, и порой носители разных китайских, которые эмигрируют в США, не могут понять друг друга. Это интересный феномен.

Наверное, поэтому и стоит учить английский, чтобы все люди могли хотя бы как-то коммуницировать друг с другом?

Изначально так было: если хочешь делать бизнес, работать в финансовой или культурной сфере, то ты учишь язык. Иначе это не работает. Но нежелание людей учить иностранные языки есть в какой-то мере в большинстве стран. Например, в США не считают нужным учить другой язык. У нас даже есть такая шутка: если ты знаешь три языка – ты полиглот, если два – ты билингво, а если один, то ты американец. Знаешь английский – круто, но если ты знаешь еще, например, арабский, то более востребован на рынке. А если ты знаешь три языка, то вам почти в любых переговорах не нужны будут переводчики. Я стараюсь донести до студентов, что иностранные языки – это двери в мир больших возможностей.

Редакция новостного портала
Архив по годам:
Пресс-служба