Магистрантка Университета ИТМО Мария Пинеда из Гватемалы – о том, как построит бизнес на родине после окончания вуза

Мария Ренее Маррокин Пинеда окончила первый курс магистратуры в Университете ИТМО на кафедре криогенной техники и технологий сжиженного природного газа. До поступления в Университет ИТМО студентка провели четыре года в тверском филиале Московского гуманитарно-экономического университета, где изучала основы экологии. Проведя пять лет в России, студентка из Гватемалы решила основать свой собственный бизнес по производству жидкого азота и криосаун. ITMO.NEWS узнал у студентки, почему она выбрала российское образование и как полученные компетенции помогут ей реализовать мечту.

Мария Ренее Маррокин Пинеда

Расскажи, почему ты решила получать высшее образование в России?

Причин было несколько. Во-первых, российское образование очень ценится у меня на родине. Перед отправлением в Россию я занималась изучением русского языка и надеялась, что мне будет легко учиться. Во-вторых, обучение в моей стране стоит намного дороже, чем в России. Здесь же я смогла получить стипендию, поэтому высшее образование обошлось мне не так дорого, как могло бы. Мне осталось обучаться в России еще год, после я планирую вернуться домой.

Почему после завершения обучения в бакалавриате ты решила поступить в Университет ИТМО на кафедру криогенной техники и технологий сжиженного природного газа?

Когда обучение в Твери закончилось, я понимала, что мне нужно идти в магистратуру. Я стала мониторить в интернете российские вузы, которые считаются в России лучшими. Так я вышла на Университет ИТМО. Особенно меня привлекла кафедра – такого образовательного направления до недавнего времени в моей стране не было, в том числе поэтому я решила остаться здесь и продолжить обучение именно по этой траектории, несмотря на то, что она отличается от первого образования. Помню, в бакалавриате мне очень нравилось рассчитывать уровень загрязнения воды и почвы, хотя механика, электротехника и геодезия давались очень тяжело.

У себя на родине ты планируешь организовать собственный бизнес. Расскажи подробнее, в чем идея?

Я планирую заниматься двумя направлениями – жидким азотом и криосаунами. Сегодня в Гватемале есть только одно производство, работающее с жидким азотом, многие даже не знают о его существовании. С точки зрения бизнеса конкуренции мало, поэтому есть возможность преуспеть в этой области. Надо заметить, что один килограмм жидкого азота в России стоит 20 рублей, а у меня на родине порядка семи долларов – дороговизна бизнеса – одна из причин, почему это направление так медленно развивается в Гватемале. При этом жидкий азот применяются сразу в нескольких важных областях: в медицинских лабораториях, для замораживания и транспортировки продуктов питания, для сохранения крови и других биологических жидкостей, для удаления бородавок в криотерапии, лечения рака кожи, а также для криосауны.

Мария Пинеда в криосауне
Мария Пинеда в криосауне

Сначала я планирую заняться жидким азотом, а наладив продажи, перейти к развитию направления криосаун. Я очень заинтересовалась этой темой, потому что криогенные системы – перспективное направление, которым в моей стране почти не занимаются. К тому же привлекает понимание, что криосауны способствуют поддержанию здоровья и красоты человека – в моей стране на такую услугу будет спрос.

Криотерапия – перспективное направление с мощным социальным значением. Например, она применяется для лечения различных заболеваний: псориаза, ревматоидного артрита, бронхиальной астмы, сахарного диабета и других. Интересно также применение этого метода в косметологии – это направление меня особенно интересует. Также криотерапия очень популярна в спортивной медицине – она ускоряет восстановление организма после интенсивных нагрузок.

Сейчас ты проходишь практику на производстве «Крион», в чем состоит твоя работа?

Заведующий кафедрой криогенной техники и технологий сжиженного природного газа Университета ИТМО Александр Баранов – мой научный руководитель. Когда я узнала, что он активно занимается криосаунами, я обратилась к нему за помощью – попросила, чтобы он рассказал мне, какое бывает оборудование, как с ним работать, сколько оно стоит, какого обслуживания требует и другие детали. Вся эта информация очень поможет мне быстрее начать собственное дело по приезде. Именно поэтому я попала на производство «Крион», которое создает криосауны, разработанные изначально на кафедре криогенной техники и технологий СПГ Университета ИТМО в рамках проекта «Криотерапия в России». Такой опыт я особенно ценю, потому что криосауны «Крион» уже оценили на нескольких крупных международных спортивных турнирах. Более того, предприятие будет расширять поставки, в том числе и на новый рынок Латинской Америки, что для меня актуально, ведь я планирую закупать российское оборудование.

Александр Баранов
Александр Баранов

Также вместе с Александром Барановым мы решили посвятить тему моей магистерской диссертации криогенному микронасосу. Моя тема – это проект, которым я планирую заняться в Гватемале. Когда я отправлюсь домой, у меня будет теоретическое понимание всех процессов, которые можно будет отрабатывать на практике.

Сейчас вместе с двумя студентками из ФИНЭКа мы проводим экономический анализ в области криогенной медицины Латинской Америки, разрабатываем бизнес-план. Например, я звонила в две самые крупные компании, чтобы узнать, какие процедуры они предлагают и по какой цене. Мои коллеги направляли письма с подобными вопросами в компании Коста-Рики и Панамы. Выяснилось, что там процедуры стоят значительно дороже, чем в России, – в среднем порядка 70 долларов.

Ты уже решила, с чего начнешь работу над бизнесом?

Планируется, что бизнес станет семейным – им будем заниматься мы с мамой. Моя тетя, юрист, поможет правильно оформить всю документацию. Затем я приступлю к закупкам оборудования – именно для этого этапа сейчас я произвожу расчеты стоимости техники и услуг. Я нашла хорошие установки в России, которые дешевле американских аналогов, поэтому планирую работать с российскими поставщиками. К сожалению, в учебной программе не объясняют, как привлечь деньги для развития бизнеса, но я планирую как использовать собственные средства, так и работать с инвесторами.

К слову об образовании. Когда ты общаешься со своими друзьями с Гватемалы, вы обсуждаете различия в системах образования?

Да, мы периодически обсуждаем, чем отличаются системы. Например, мне очень нравится качество российского образования, однако механизм проверки знаний для меня не подходит, главная причина – язык. Несмотря на то, что я уже пять лет в России, мне все еще сложно к одному экзамену зубрить сотню теоретических вопросов. В Гватемале другая система: там каждые три месяца студенты пишут тесты, где должны для сдачи набрать необходимый минимум. Акцент в образовании сделан именно на практике, поэтому встретить чисто теоретические вопросы практически невозможно. По этой же причине студентам там сложнее готовиться к экзаменам, ведь они не знают, как именно попросят раскрыть теоретические знания на практике.

Жидкий азот
Жидкий азот

Перед тем, как отправиться в Россию, как долго ты учила русский язык?

Недолго, восемь месяцев. Это были подготовительные курсы, которые больше знакомили с базовыми навыками, необходимыми туристу, но не человеку, который едет получать техническое образование. Именно поэтому мне не хватило моего уровня владения русским, и первое время приходилось очень тяжело. Честно признаться, я привыкаю до сих пор. Каждый учебный год – это новый вызов для меня. Я всегда понимаю в общем, о чем речь, но не всегда улавливаю детали, поэтому иногда возникает недопонимание.

С преподавателями?

В основном с преподавателями. За пять лет в России я встречала разное отношение – от понимания и желания помочь до резкого негатива, если я не могла выразить четко мысль на экзамене. Когда я только приехала в Россию, я испытала культурный шок. Иногда я могла обратиться к преподавателю на английском, а в ответ услышать крики на русском. Чаще всего я слышу аргумент: «Ты приехала учиться в Россию, поэтому ты должна говорить на русском, не переходя на английский».

Удалось ли тебе найти друзей в России?

Близких друзей из России я не завела. В Санкт-Петербурге сейчас проходит обучение мой молодой человек – он учится в Горном университете. Также мой родной брат сейчас в Твери, где изучает экономику, есть тут друзья из Перу, Колумбии и других стран. Мы периодически обсуждаем наши взаимоотношения с местными студентами. Мы заметили, что в России меньше внимания проявляют к иностранцам, чем у нас на родине. Например, здесь почти не подходят знакомиться первыми. При этом много внимания, не всегда приятного, уделяют твоей внешности. Мой брат и молодой человек темнокожие, и они нередко слышат комментарии одногруппников по поводу кожи. Не скажу, что это абсолютно везде, но такое встречается. Ранее я ни разу не сталкивалась с таким пристальным вниманием к тому, как ты выглядишь, какой у тебя цвет кожи и прочее, здесь этот вопрос стоит острее, я это чувствую регулярно, даже просто находясь в метро.

Редакция новостного портала
Архив по годам:
Пресс-служба