Научный коммуникатор Университета Эразмус Фред Балверт: «Искренний интерес журналиста к науке важнее знаний в ней»

Почему коммуникация – это важная часть науки? Зачем повышать доверие общества к исследованиям ученых? Как научному журналисту делать свои тексты точными и простыми одновременно? Может ли он высказывать свое мнение по научным вопросам? На эти и другие вопросы о сложностях и особенностях научной коммуникации в интервью ITMO.NEWS ответил Фред Балверт, специалист по научной коммуникации Медицинского центра Университета Эразмус в Роттердаме, член организационного комитета Летней школы для научных журналистов в Эриче. Он также дал несколько советов начинающим журналистам о том, как правильно вести себя с учеными и преодолевать их нежелание рассказывать о своей работе.

Фред Балверт на International Union World Conference on Lung Health в Нидерландах. Источник: социальные сети

Как вы начали работать в области научной коммуникации?

Я получил образование в области журналистики, но на работе развил навыки в области коммуникаций. Моя работа в качестве научного коммуникатора началась, когда я стал писать материалы для газеты университета Erasmus University Rotterdam, где я как бы «переводил» интервью с исследователями и научные работы в доступный и понятный для публики текст. В то же время я делал материалы в области культуры и писал о театре, визуальном искусстве, танце. Этот опыт помог мне осознать, что наука должна показываться людям точно так же, как искусство. Во время этой работы я также научился рассказывать доступным языком о сложных темах и обсуждать их с профессионалами: я брал интервью у режиссеров, продюсеров, актеров, чтобы делать материалы об искусстве, о котором бывает даже сложнее писать, чем о науке. Также в дальнейшей своей работе в качестве научного коммуникатора я начал использовать выразительные формы, свойственные искусству: выставки, игры, театральные постановки. Впоследствии получил работу в Erasmus Medical Centre, где я и работаю сейчас.

То есть вы организуете научные выставки, игры для детей?

Да, научные выставки, а игры не только для детей, но и для взрослых. Например, десять лет назад, в Год Дарвина мы разработали онлайн-игру The Great Flu для взрослых, с помощью которой они могли понять, как появляется эпидемия гриппа, что нужно делать, чтобы предотвратить распространение эпидемии. Тогда в нее сыграли более полумиллиона человек, потому что как раз в тот год существовала угроза эпидемии гриппа и СМИ очень много говорили про это. Хотя мы не знали, что так будет. Научные игры – очень действенный инструмент научной коммуникации, и его необходимо развивать.

Онлайн-игра The Great Flu. comm2302conspiracy.wordpress.com
Онлайн-игра The Great Flu. comm2302conspiracy.wordpress.com

Вопрос может показаться вам глупым, но все же: в чем цель научной коммуникации? Дело в том, что многие люди не понимают, почему в вузах появляются дополнительные департаменты, которые занимаются ею, почему общество должно это спонсировать? Человек может задуматься: «А чем это полезно мне?»

Я думаю, многие глобальные проблемы человечества могут быть решены только учеными, которые создают инновационные решения. Невозможно решить вызовы в области изменения климата, лечения болезней, переработки мусора, в области создания новых функциональных материалов без научных исследований. И сейчас в Евросоюзе разрабатывается инициатива Responsible Research & Innovation, цель которой – вовлечь в реальные исследования как можно больше людей. Чтобы они были не пассивными наблюдателями научно-технического прогресса, а его активными участниками, стейкхолдерами. Есть много возможностей вовлекать общество в научные исследования, чтобы люди помогали науке и влияли на нее. Например, для медицинских исследовательских организаций опыт пациентов – это уникальная информация, на основе которой исследователи и врачи могут узнать много нового об особенностях той или иной болезни. Поэтому различные технологии сбора данных у пациентов, более активной работы с ними должны стать важной частью исследований. Так люди будут чувствовать себя причастными. Эта методика сработает и для других областей науки.

У меня как раз был вопрос по поводу отношения людей к медицинским инновациям. Зачастую люди опасаются новых технологий в медицине, потому что это касается непосредственно их самих, их жизни. Какие советы вы можете дать научным коммуникаторам, которые работают в медицинской тематике? Как им рассеивать страхи, связанные с высокотехнологичной медициной? И нужно ли это делать?

Это логично, что люди порой опасливо относятся к современным медицинским технологиям. Также всегда есть опасения, что в разработке тех или иных препаратов заинтересованы какие-либо коммерческие компании. Кроме того, иногда в обществе может формироваться мнение, что ученые более сфокусированы именно на научном аспекте медицинских исследований, а не на том, какую пользу это принесет обществу. Но, с другой стороны, люди интересуются медицинскими технологиями, потому что, опять-таки, это касается их здоровья: у многих есть знакомые, родственники, которые получают инновационное лечение. Поэтому, когда вы работаете с популяризацией медицинских исследований, всегда важно давать хороший контекст о самой болезни. Как она появляется? Какую угрозу несет для общества в целом? Как она развивается? Если у людей больше информации, они чувствуют большую уверенность и им проще определиться, как они относятся к той или иной разработке. Также важно быть очень открытыми и рассказывать не только об успехах в медицинских разработках, но и о неудачах. Все понимают, что исследователи – это тоже люди, которые ошибаются. И лучше говорить об этом, чем лгать, что все идет хорошо. Ложь – это гораздо большая проблема, чем неудачи в исследованиях. Ведь, если ученые что-то скрывают, это дополнительный повод подозревать их в чем-то. И еще одна важная вещь: нужно слушать, какие вопросы волнуют общество. Например, люди могут тревожиться о том, что разработка ГМО вредит экологии – и это поле для научных исследований, которые должны быть проведены, это проблема, на которую ученые должны обратить внимание.

Лаборатория  SCAMT Университет ИТМО
Лаборатория SCAMT Университет ИТМО

Наверное, это также задача научных коммуникаторов – обращать внимание на настроения и вопросы в обществе и адресовать эти вопросы ученым, а также давать необходимый контекст про исследования?

Да, конечно. Мы также должны подготавливать исследователей к тому, какие вопросы им могут быть адресованы общественностью. То есть ученым могут адресовать вопросы, по которым они не являются прямыми специалистами, но которые беспокоят граждан и которые должны быть разъяснены.

В связи с этим возникает другой профессиональный вопрос в области научной коммуникации. В нашей магистратуре обучается студент, который в интервью сказал, что научным коммуникаторам важно не зазнаваться, то есть не считать, что их мнение по тому или иному вопросу является абсолютным. То есть научным журналистам и коммуникаторам важно не переоценивать свои знания, ведь конечное мнение по научным вопросам должно принадлежать ученым. Что вы думаете по этому поводу?

Это очень важно, что в Университете ИТМО задумываются о таких вопросах: это часть профессионализма – знать свою роль в процессе научной коммуникации. Иногда у коммуникаторов есть бэкграунд в науке, иногда они узнают многое в области своих интересов от самих ученых. Но ты не должен забывать, что ты – не эксперт в науке. И даже если вы обладаете знаниями в научной области, вы, в первую очередь, посредник между учеными и обществом. Очень трудно соблюсти баланс. Когда я начинал работать в Erasmus Medical Centre, мне стали присылать письма с просьбами подсказать с диагнозом болезни, с лечением. Конечно, вы обладаете некоторыми знаниями или можете их получить, если работаете в окружении врачей и ученых, и можете подумать, что способны посоветовать что-то в медицинской области. Но делать этого никогда нельзя. Иногда сами ученые могут вам сказать: «Окей, посоветуй этому человеку то-то или то-то». Но и этого делать не рекомендую. Мнение по диагнозу может давать только врач. Также важно быть независимым внутри научного сообщества. Если вы привяжете себя к какому-либо научному мнению, из-за этого вы не сможете увидеть, что есть и другие научные исследования в этой области. Всегда нужно держать в голове базовые принципы работы в сфере научной коммуникации и развивать их. Иногда ты можешь делать ошибки, но нужно быть самокритичным.

Science Gallery International. Источник: ecsite.eu
Science Gallery International. Источник: ecsite.eu

В этом контексте мне, например, сложно бывает делать тексты, которые будут понятны и читателям, и в то же время полностью соответствовать научным понятиям. Непросто сделать текст, который понравится и ученым, и читателям.

Да, в этом тоже сложность.

В России научная коммуникация пока находится на ранней стадии развития. Вы знакомы с тем, как развивается эта область в нашей стране?

Немного, в основном через контакты с группой по научной коммуникации Университета ИТМО, которая руководит магистратурой по научной коммуникации. Они рассказывали мне, что в России очень часто трудно популяризировать науку, потому что порой ученые считают, что это неважно и не стоит тратить на это время. Но в Европе та же проблема, несмотря на то, что научная коммуникация имеет у нас более долгую историю. С исследователями порой непросто работать, и всегда будут требоваться усилия, чтобы поддерживать с учеными хорошие отношения. Они могут опасаться, что у журналистов плохой опыт, что они допустят ошибки при публикации. Даже если коммуникация между ученым и журналистом проходит гладко, всегда может быть случай, что, например, исследователь не был честным или журналист допустил ошибку. И это мгновенно меняет отношение людей к научной коммуникации в негативную сторону. Очень важно, чтобы в этой области всегда присутствовал диалог между учеными и научными коммуникаторами, ученых нужно подготавливать к общению с публикой.

Science Gallery International. Источник: ecsite.eu
Science Gallery International. Источник: ecsite.eu

Вы можете назвать какую-либо образцовую с точки зрения научной коммуникации организацию, у которой можно поучиться?

Я думаю, что такие есть, но здесь важно перенимать опыт, который нужен именно вашей научной организации. Потому что у разных институтов развиты разные компетенции в сфере научной коммуникации. У некоторых, например, налажены устойчивые связи с обществом – такие, например, выстраивает Science Gallery International. Они запускают различные инициативы, в которых наука соединяется с искусством, создают научные выставки, и в них всегда участвует какой-либо университет. Так они создают диалог общества и ученых. Но это только один аспект научной коммуникации. У нас в Erasmus Medical Centre отлично налажена работа пресс-службы, и мы не просто делаем рекламу или пропаганду, но стараемся быть честными и открытыми. Сложно найти научный институт, которые все в научной коммуникации делает одинаково хорошо.

Вы были в составе организационного комитета Летней школы для научных журналистов в Эриче. Какие проблемы и трудности участники школы, среди которых много студентов, только начинающих свой путь в научной коммуникации, адресуют преподавателям и организаторам в первую очередь?

Есть две главных проблемы, которые волнуют участников этой Летней школы. Первый, базовый вопрос – это роль научного журналиста в профессиональной среде, иными словами, где он может найти работу, чтобы обеспечивать себя? Лет 20 назад в каждой газете был раздел, посвященный науке, сегодня же традиционные медиа уделяют этому все меньше внимания. Поэтому научным журналистам нужно искать новые ниши применения своих навыков онлайн, на фрилансе в разных медиа, особенно в условиях, когда любой пользователь интернета может писать собственные материалы. Другая проблема начинающих научных журналистов – в их отношении к собственным научным знаниям. Они думают, что должны знать все в той области науки, в которой работает ученый, у которого они берут интервью. В этом году мы обсуждали, что в научной журналистике очень важны именно журналистские навыки: умение мыслить критически, использовать разные источники информации, знать, где найти истории, быть независимым.

Участники Школы международной научной журналистики в Эриче. Источник: социальные сети
Участники Школы международной научной журналистики в Эриче. Источник: социальные сети

Это чувство, что ты недостаточно подготовлен, когда идешь на интервью с ученым, пожалуй, знакомо всем научным журналистам. Можете дать несколько советов, как вести себя на таких интервью, чтобы поладить с ученым?

Обычно ученым нравится говорить про их работу, это большой бонус для журналиста. Вы должны подготовиться к беседе, ознакомиться с другими научными работами ученого, исследовать контекст темы разговора, настроения в обществе по этому поводу. Важно проявлять должное уважение к ученым: вы не должны быть фамильярны и вести себя так, как будто знаете этого человека уже несколько лет. Убедитесь, что ученый понимает, для чего вы пишите и кто ваша целевая аудитория. Например, понимание того, что текст будут читать не специалисты в теме, позволит ученому более правильно подбирать слова и выражения, а также он простит вам некоторые допущения и упрощения, то есть он с большей легкостью пойдет на компромисс с вами. Важно соблюдать данные обещания. Если вы сказали, что статья будет готова для согласования через два дня, то так и должно быть. Потому что иначе ученый начнет переживать, что вы уже где-то опубликовали материал, что вам нельзя доверять. В целом же, ваш искренний интерес к теме важнее ваших знаний в ней. Вы всегда можете сказать: «Извините, я не эксперт в этой области, объясните подробнее». Потому что если вы не понимаете, о чем идет речь, то и ваши читатели не поймут.

Есть ли какие-либо возможности вашего сотрудничества с командой научных коммуникаторов в Университете ИТМО?

Я знаю сотрудников Центра научной коммуникации в Университете ИТМО Дмитрия Малькова и Дарью Денисову как раз со школы в Эриче, где мы познакомились. Я дал несколько лекций для магистрантов по направлению «Научная коммуникация» в Университете ИТМО. Студенты вуза приезжают на школу в Эриче. Я буду рад и дальше способствовать развитию научной коммуникации в вузе. Это здорово – вступать в диалог с сообществом российских ученых, потому что в России потрясающие научные традиции, нам есть чему поучиться друг у друга. В 2022 году в Роттердаме будет проходить конференция Public Communication of Science and Technology, к организации которой я подключусь, и я думаю, что Университет ИТМО также должен попробовать принять у себя это мероприятие в будущем, чему я очень хотел бы способствовать.

Редакция новостного портала
Архив по годам:
Пресс-служба